Краткая история организации

0

Главный вход

Общество с ограниченной ответственностью «Строительный Комплекс-68» (ООО «СК-68») образовано 06 ноября 2003г. Костяк организации состоит из опытных выходцев ГЛАВМОСПРОМСТРОЯ, проработавших в строительных подразделениях (СУ-68 фирмы «Сакта» (МосСантехСтрой-3), СУ-189 фирмы «Олимп-8») по 20 и более лет. Численность организации, в настоящее время, составляет 15чел. При необходимости количество сотрудников может возрасти до необходимого количества (на складе хранится инструмента еще на 40 специалистов). В 2005-10 гг. общая численность сотрудников составляла 95 человек. Организация специализируется на монтаже внутренних и наружных инженерных сантехнических коммуникациях, включая теплотрассы различного назначения и конструкции, водопроводы из различных видов труб, фекально-бытовые и производственные канализации, водостоки а также различные технологические трубопроводы (котельные, очистные сооружения, различные насосные станции), вентиляционные работы, а также металлоконструкции. Также имеет опыт по антикоррозийной и тепловой изоляции трубопроводов оборудования и металлоконструкций. Располагает заготовительно-мастерской, где имеется возможность изготовлять различные насосные блоки, тепловые и элеваторные узлы, трубную заготовку, металлоконструкции. Для доставки материалов и конструкций располагает достаточным транспортом.

За свою историю наша организация участвовала в строительстве большого количества различных объектов (наиболее значимые для нашего коллектива):

  • СВЯТО-ТРОИЦКАЯ СЕРГИЕВА ЛАВРА – старая монастырская гостиница включая теплотрассу около 800м, нижние торговые ряды включая теплотрассу 130м, отопление библиотеки духовной академии;
  • Объекты МГТС  Тимирязевского и Люблинского телефонных узлов – теплотрассы, кап. ремонт отопления и ВК здания ТС;
  • Объекты образования и культуры в г. Дмитров и Дмитровском р-не Московской обл. (Ледовая арена г. Дмитров);
  • Санаторий «Подлипки» и санаторий им. Герцена (Центр реабилитации Управления делами Президента РФ) — теплотрасса, кап. ремонт систем;
  • Несколько автоцентров в Москве и Калуге;
  • Жилищно-гаражный комплекс (по адресу:г. Москва, Алтуфьевское шоссе, д. 77, корп. 1),
  • ИТП приюта для детей и подростков «Алтуфьево» (по адресу:г. Москва, Алтуфьевское шоссе, д. 77, корп. 1);
  • Производственные здания ОАО «Институт пластмасс», теплотрасса на территории ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова» и ряд других объектов.

Наша организация имеет необходимые допуски на монтажные и проектные работы.

 

ШНОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ, или КАК «ЗАМЫЛИТЬ» УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

2

На сайте «ФЛБ» (www.flb.ru) была опубликована статья Ильи Иванова «Приваловские миллионы», где рассказывалось о случившейся еще в 2002 году  афере, поставившей на грань разорения московскую строительную компанию «СпецСтройКомплекс-68» (статья появилась также на сайтах «Русский курьер» www.ruscourier.ru и «Преступная Россия» www.crimerussia.ru). Была публикация и в журнале профессионального судейского сообщества «Судья» (№ 8 за 2008 год). С тех пор утекло немало воды, но организаторы и исполнители этого гешефта так и остались безнаказанными, следствие идет ни шатко, ни валко, даже несмотря на регулярное вмешательство прокуратуры, депутатов Госдумы и СМИ, а суды игнорируют очевидные факты, свидетельствующие о сознательно подведении «ССК-68» к банкротству.  «Дело Привалова» – генерального директора этой компании, пострадавшей от действий мошенников, — следователи закрывали уже тринадцать (!!!) раз. Правда, после вмешательства прокуратуры они были вынуждены открывать это дело, но только для того, чтобы его… закрыть. Впрочем, ничего удивительного тут нет, — по признанию Генерального прокурора России Юрия Чайки, только за прошлый год в прокуратуру поступило более 800 тысяч жалоб на неправомерные действия следователей. Надеяться на суд руководству и коллективу «ССК-68» тоже не приходится, — все круги судебных инстанций Привалов уже прошел с 2004 по 2008 год…  

Пролог

Казалось, против маленькой московской строительной фирмы ополчилась вся государственная машина. Например, судьи Московского арбитражного округа с упорством, достойным лучшего применения, демонстративно игнорировали тот факт, что деньги, в корыстном использовании  которых обвинили коллектив «ССК-68», присудив ему выплату гигантских штрафных санкций – около 18 миллионов рублей штрафа в пользу НОУ МЭШ, были полностью использованы для строительства объекта НОУ МЭШ, который начал работать и приносить НОУ МЭШ прибыль с 1 сентября 2002 года. При этом НОУ МЭШ и «Газпром» для начала отказались принимать работу под разными надуманными предлогами. И, тем не менее, МЭШ начала эксплуатацию объекта, — кстати, незаконную, поскольку не было актов приемки госкомиссии. Суд должен был все это увидеть, — но не увидел. Судьи, ведущие процессы по хозяйственно-экономическим спорам, и в силу этого обязанные разбираться в нюансах экономики, проигнорировали элементарные законы экономической логики (ну, например, какой смысл был Привалову брать огромные займы, чтобы потом на эти займы строить заимодавцу объект, а потом полностью возвращать эти деньги? В чем секрет фокуса?). Арбитражные дела – дело № А40-58505/04-52-587, и дело № А40-58507/04-6-366, решения от 19 января 2005 года, — штамповались так быстро, что решения принимались в один день, почти одномоментно,  да еще и с одинаковым и плачевным не только для строительной компании, но и для Закона,  результатом… Было еще и третье дело № А40-5920/05-1-56, где представители ССК-68 пытались доказать, что это были сделки по финансированию объекта НОУ МЭШ, — то есть, взаимодавца и инвестора в одном лице.

Суды выборочно исследовали только правовые аспекты отношений между НОУ МЭШ и «ССК-68». То есть, на все остальное – на обстоятельства возникновения этих договоров, и на их последствия, — у судей то ли руки не дошли, то ли головы недодумали.

Судьи, отвергшие все эти доводы «ССК-68», обязаны были для начала хотя бы определить, где заканчивается экономика, и начинается банальное мошенничество. Не определили. Не разобрались. Но даже появившаяся в профессиональном федеральном журнале судейского сообщества России «Судья» (№ 8 за 2008 год, материал «Затянувшийся спор» в разделе «Суд да дело») статья, в которой были подробно изложены все странности судов по «делу Привалова», никаких последствий для горе-судей это не возымело. В любой другой отрасли подобная критика закончилась бы, по меньшей мере, оргвыводами. А тут – тишь да гладь, да Божья, значит благодать…

Воистину, авторы этой мошеннической схемы, их эксперты, и, главное, их вольные или невольные «крышеватели» в лице некоторых судей и следователей, могут быть уже сегодня удостоены Шнобелевской премии в области экономики…

За что — Шнобель?

Как это, за что?! Да за открытие принципиально нового способа инвестирования в сфере строительства. Схема тут проста и элегантна: тайком от генерального директора намеченной фирмы договариваешься с его заместителем и соучредителем (Андреем Цаем), подписываешь с ним договор беспроцентного займа на финансирование строительства своего же объекта, оговариваешь полный контроль использования вложенных средств, а когда объект построен, – не принимаешь его под разными предлогами, требуешь с не догадывающегося о подвохе генерального директора — то есть, с Василия Привалова, — возврата всей суммы займа, вложенной в этот объект. Который уже работает и приносит НОУ МЭШ прибыль. Учитывая, что каждый день просрочки – это еще 0,3 процента от суммы займа, получается очень даже неплохой бизнес. Объект, построенный на такую Большую Холяву, используется инвестором с сентября 2002 года, а компания-строитель выплачивает НОУ МЭШ ту самую сумму, которая была затрачена на строительство объекта для НОУ МЭШ, плюс штрафные санкции. Проще говоря, инвестор получил построенный объект и еще около 18 миллионов рублей, взысканных через суд с «ССК-68». И уже никого не волнует, что «ССК-68» вложил все деньги займа от инвестора в объект инвестора. Суд решил – и Василий Привалов обязан платить. А любая задержка приводит только к росту этого странным образом образовавшегося долга, исправно пополняющего счета НОУ МЭШ.  Воистину, чем больше нарушаешь закон – тем выгоднее это оказывается! А Большая Халява одних оборачивается погибелью для других.

Оздоровить нельзя утопить

В «ССК-68» судом был назначен внешний управляющий. Его задача – оздоровить ситуацию в коллективе, заодно оздоровив и экономку этой попавшей в беду организации. Что делает внешний управляющий, — кандидат экономических наук Николай Прилепин? Он прилагает поистине героические усилия для того, чтобы… окончательно добить «ССК-68», вплоть до распродажи имущества этой московской фирмы. Возмущенные действиями этого госчеловека строители обратились с жалобой в прокуратуру. Прокуратура дала следствию указание – проверить доводы коллектива «ССК-68». Следствие проверило, — и, несмотря ни на какие аргументы, отказалось как-то оценивать, по меньше мере, странные действия внешнего управляющего Прилепина Который, казалось бы, делал все для того, чтобы не оздоровить, а уничтожить «ССК-68».

По всему выходило, что и господин Прилепин вполне может претендовать на Шнобелевскую премию в области экономики.

А что же органы?

«Органы» умудряются вот уже в течение семи лет, соблюдая внешний «нейтралитет», «замыливать» «дело Привалова». Следователи, которые вели и ведут это дело, постоянно ссылаются на абсурдное решение суда. И следствие, и суды словно не видят юридически аргументированных и документально подтвержденных доводов Василия Привалова. И в то же время, принимают на веру ничем не подтверждаемые оправдания тех, кто обманул коллектив «ССК-68».

К ноу-хау следствия по-российски отнесем и работу следователей не по закону, а по своим внутренним убеждениям. Возможно, кому-то покажется, что тут автор перегнул палку в полемическом задоре, — мол, при чем тут внутренние убеждения, если есть Закон?!  Увы, автор палку не то что не перегнул, а даже где-то и недогнул. Вот выдержка из письма, присланного Привалову 24 июля 2012 года из Главного управления МВД РФ по Москве за подписью начальника 5-го отдела следственной части М.В.Кузнецова. В этом письме черным по белому написано: «Поскольку следователь оценивает доказательства ПО СВОЕМУ ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, то 12 июня 2012 года им принято решение о прекращении уголовного дела № 324137 по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 24 УПК РФ». После чего господин Кузнецов делает генеральный вывод: «Изучение материалов уголовного дела показало, что основание для отмены постановления о прекращении уголовного дела отсутствуют».

Это все написано после того, как следствие в двенадцатый раз прекратило уголовное дело в отношении аферистов, а прокуратура в тринадцатый раз потребовала это уголовное дело возобновить.

Логично предположить, что люди, занимающиеся расследованием экономических преступлений, обязаны знать, как работает экономика, как работают в этой экономике деньги, и, в конце концов, следователи должны отличать мошеннические схемы от нормальных и законных экономических отношений. В нашем случае ничего этого не наблюдается. Есть позиция следователей, основанная только на показаниях и подкрепленных только словами господ Цая и Шамилова, подозреваемых в совершении экономических махинаций. Но никакие документально подтвержденные аргументы и факты, приводимые Приваловым, во внимание следователями почему-то не принимаются. Мы можем долго фантазировать о причинах столь оригинального подхода следствия к «делу Привалова», но ведь и то правда, что все это происходило в годы, когда всенародной борьбой с коррупцией еще и не пахло… Упаси Боже, мы не можем обвинить следователей в ангажированности, — тем более, что и их начальники четко заявили, что следователи действовали не из каких-то шкурных побуждений, а исключительно по ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ. А откуда у следователей такое ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ – нам  не дано предугадать.

Внутреннее убеждение

Почему такой разнобой в подходе следствия и прокураторов к «делу Привалова»? А потому такой разнобой, что прокуратура оценивает все на основании закона, а следствие – на основании ВНУТРЕННЕГО УБЕЖДЕНИЯ следователя. Почувствуйте, как говорится, разницу. А эту разницу уже хорошо прочувствовали на себе и Василий Привалов, и возглавляемый им коллектив «ССК-68». Уже не первый год строители безуспешно пытаются  восстановить справедливость  и законность. И уже не первый год упираются они в железобетонную стену следствия, стоящего на не менее железобетонном фундаменте ВНУТРЕННЕГО УБЕЖДЕНИЯ.

Конечно, господа  следователи – не глупые люди. И они прекрасно понимают, что подмена закона «внутренним убеждением» правоохранителя оборачивается банальным произволом и коррупцией. Но беда даже не в том, что на этом «внутреннем убеждении» построены действия следователей, ведущих «дело Привалова». Генеральная беда в том, что на этом самом «внутреннем убеждении» построен весь правоохранительный механизм страны. Он не разбирает, кто прав и кто виноват по закону. Все оценивается по ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ следователя, судьи и прочих бойцов правоохранительного фронта. И только очень наивный человек сегодня не понимает, отчего это закон у нас продолжает оставаться тем самым сказочным «дышлом», которое куда повернул – туда и вышло. Но даже очень наивный человек уже сообразил: такое отношение к закону и есть железный залог процветания дикого произвола, и порождаемой им  коррупции.

Битва интерпретаций

Конечно, читатель вправе посчитать преувеличением слова насчет всесильности «внутреннего убеждения». Разумеется, можно не верить в сказанное Василием Приваловым, или написанное журналистом. Но невозможно не верить официальному документу, подписанному официальным госчеловеком.

Вот, например, вышеупомянутый следственный начальник господин Кузнецов пишет Привалову: «Анализ материалов уголовного дела и оценка собранных доказательств, приводимые Вами в обращениях, СОПОСТАВИМЫ с материалами уголовного дела (то есть, Привалов прав. – И.С.), однако, ВАША ИНТЕРПРЕТАЦИЯ и оценка доказательств НЕ СОВПАДАЕТ с оценкой доказательств, проведенной следователем (то есть, Привалов не прав. – И.С.)».

Как ты думаешь, читатель, кто выйдет победителем из этой битвы интерпретаций? Правильно, победит тут следователь. Который исходит из ВНУТРЕННИХ УБЕЖДЕНИЙ. И тут все логично: поскольку власть у следователя с его внутренним убеждением, а не у Привалова с его аргументами и фактами — значит, прав следователь, а не Привалов. Принцип тут простой: ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак. И Василий Александрович может хоть до скончания века кричать о том, что его коллектив ограбили. Он может до морковкиного заговенья приводить хоть миллион неопровержимых и документально подкрепленных доказательств совершенного в отношении его компании злодейства. Если это не совпадает с ВНУТРЕННИМ УБЕЖДЕНИЕМ следователя, все приваловские аргументы и факты, в лучшем случае, лягут под сукно. Где и будут лежать до Второго Пришествия. Вот оно и выходит, что закон уже даже не дышло, а флюгер, послушно поворачивающийся туда, куда дует ветер внутреннего убеждения» следователя…

Потерпевший есть, виновных нет

7 декабря 2005 года следователь Следственной части Следственного управления при УВД СВАО г. Москвы, лейтенант юстиции Юрков П.В. черным по белому написал в своем «Постановлении о признании потерпевшим», что таковым потерпевшим является ООО «ССК-68», при этом указав сумму нанесенного этому предприятию ущерба – 17 846 000 рублей (это сумма пени и штрафа, взысканных с компании Привалова по решению Арбитражного суда Москвы). Получается прямо-таки космический парадокс. Один  государственный человек  (а следователь Юрков представляет государство) говорит, что коллектив «ССК-68» обманут и ограблен. А другие не менее государственные люди  (следователь по особо важным делам ГСУ при ГУ МВД по г. Москве Рубашкин В.И. и его руководитель, начальник 5 отдела следственной части ГУ МВД по г. Москве Кузнецов М.В.), говорят, что никакого обмана и грабежа не было.  В лучшем случае, получается, что ограбленный (ССК-68) есть, а грабителей – нет. И тут одно из двух: либо «ССК-68» ограбил сам себя, либо его элементарно «раскрутили на денежку» и «кинули». Мы сознательно употребляем эти блатные термины, поскольку они вполне подходят под  внутренние убеждение ограбивших ССК-68 людей.

Именно: раскрутили, — и кинули.

Сага о гражданско-правовых отношениях

Во многих постановлениях по делу Привалова следователи так мастерски работали с фактами, что потом, ссылаясь на решения арбитражных судов, приходили к выводу, что речь идет не об уголовном преступлении, а об обыкновенных гражданско-правовых отношениях. А посему следователи вообще неправомочны тут что-то решать. При этом в постановлениях следователи умудряются написать, что «никакой выгоды МЭШ от этой сделки не получил. При этом есть документально подтвержденный факт, — по решению суда ССК-68 перечислили в пользу НОУ МЭШ около 18 миллионов рублей. Московская экономическая школа получила деньги, — но говорит, что выгоды не получала. Хотя сам Юрий Шаймилов гордо заявил, что с этого дохода заплатил налоги. А у нас так заведено: заплатил налоги, — спи спокойно, дорогой друг.

В деле отсутствуют документы, подтверждающие какие-либо убытки-издержки НОУ МЭШ, — кроме сметных, — при строительстве своего комплекса в Одинцовском районе. А вот коллективу «ССК-68», в результате гешефта Цая-Шаймилова, нанесен очень даже конкретный и немалый ущерб. Так, в частности, считает прокуратура. И есть конкретные виновники этого ущерба строительной фирмы. Которые, судя по позиции следователей, вовсе и не виновники, — хотя искусственные санкции в отношении «ССК-68» вполне могли привести к ликвидации этого трудового коллектива и его имущества.  И выходит, что нет тут повода для уголовного дела, — потому что тут, как говорят следователи, сплошные гражданско-правовые отношения.

Кстати, в свое время даже откровенные рейдерские захваты тоже модно было именовать «гражданско-правовыми отношениями хозяйствующих субъектов».

Нецелесообразное свидание

Оставим на время историю с фирмой Василия Привалова, и вознесемся в горние выси Большой Политики.

В ноябре 2011 года в российских СМИ в связи с «делом Магнитского» замелькал светлый образ заместителя начальника Следственного департамента МВД Николая Шелепанова. Ранее этот следственный генерал не числился в «списке Магнитского» – перечне лиц, которых в США считают причастными к незаконному преследованию и гибели в СИЗО юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Но осенью 2011 года американский сенатор Бенджамин Кардин просил Госдепартамент не допустить въезда в США первого заместителя начальника Следственного департамента МВД Николая Шелепанова, который собирался на конференцию по проблеме авторских прав. Судя по опубликованной тогда же статье в «Ведомостях», Шелепанов получил американскую визу, но в последний момент отказался ехать, сославшись на занятость. Тогда источники в МВД отрицали причастность Шелепанова к делу Магнитского. Но Hermitage Capital обнародовал любопытный документ, согласно которому в ноябре 2009 года именно генерал Шелепанов отказал в жалобе Сергея Магнитского, которому следствие, в нарушение всех норм закона,  девять месяцев не давало свидания с матерью.

Напомним, что согласно статье 18 федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», гражданин имеет право на два свидания в месяц продолжительностью до трех часов. Правда, для этого требуется разрешение следователя. А следователь Олег Сильченко в таком свидании Магнитскому  отказал. Мотив тут был непробиваемый: «следствие считает свидание нецелесообразным». Генерал Шелепанов, к которому обратился с жалобой Магнитский, поддержал следователя: мол, права и свободы арестанта ограничиваются на законных основаниях. Тем более, это соответствовало ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ и следователя, и его начальника, генерала Шелепанова. Казалось бы, восторжествовала Высшая Следственная Правда, и впору было уже запускать по такому случаю фейерверки, откупоривать «Дом Периньон» урожая 1956 года и кричать «виват» самому демократичному в мире следствию. Но Магнитский и тут испортил людям именины сердца:  16 ноября 2009 года зловредный юрист коварно умер. И теперь генералу Шелепанову приходится быть страшно занятым, чтобы не ехать в Америку, от греха подальше…

Нецелесообразная экспертиза

Мы не случайно вспомнили  историю с адвокатом Магнитским и генералом Шелепановым. Тем более что генерал вовсе не ушел в историю, он жив-здоров, и сегодня служит государству Российскому, неустанно борясь с коррупцией, произволом и прочими отдельными недостатками нашей в целом красивой жизни. Но как-то так получается, что между тем, как вел себя генерал Шелепанов с Сергеем Магнитским вчера, и тем, как ведет он себя с Василием Приваловым сегодня, – разница небольшая. Прямо скажем, почти и нет тут разницы.

…21 декабря 2012 года генеральный директор ООО «ССК-68» Василий Привалов пришел на личный прием к генерал-майору юстиции Николаю Шелепанову. И пожаловался на незаконные, по его мнению, действия генеральского подчиненного, а именно – старшего следователя по ОВД 5 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД РФ по г. Москве  подполковника юстиции Виктора Рубашкина. К тому времени прокуратура в тринадцатый раз отменила постановление Виктора Ивановича о прекращении уголовного дела, а статья о злоключениях Привалова вышла на нашем сайте. Обаятельнейший генерал Шелепанов внимательно выслушал посетителя, — и рассказал, какими семимильными шагами идет борьба за чистоту рядов в Следственном управлении МВД.

— Вы знаете, у нас проблема с кадрами, — доверительно сказал генерал Привалову.  — Мы сейчас привлекаем даже следователей из регионов, чтобы сделать нашу работу более эффективной.

— Ура! – возрадовался за Следственное управление Василий Привалов. – А то я уж совсем было разуверился в наших органах. А они, вишь, ротацию затеяли, борются, опять же, не щадя животов. Но ваш следователь Рубашкин назначил финансово-экономическую экспертизу по делу. А это какая-то странная экспертиза, она рассматривает только пожелания и показания подозреваемого, моего бывшего заместителя Андрея Цая, который как раз и подписал кабальный для нашего коллектива договор займа с НОУ МЭШ.

Идя на прием в Следственный комитет, Василий Привалов заготовил три обращения на имя генерала Шелепанова, — к ним были приложены документы из уголовного дела. Привалов просил генерала дать законную оценку этим документам. На что демократичнейший генерал Шелепанов уточнил у своего сотрудника, что дело продлено до марта 2013 года, и бодро заверил Привалова:

— Ваши документы мы передадим на экспертизу,  назначенную мной!  Да здравствует правда! Я разберусь с этим делом, будем действовать строго по закону! Идите и ждите!

Привалов ушел, лелея в душе надежду, что теперь-то, наконец, мученьям наступит конец, делу венец. Действительно, по указанию генерала, была назначена повторная экономическая экспертиза.

А 28 декабря 2012 года следователь Рубашкин в четырнадцатый раз закрыл уголовное дело.  Основываясь на данных экспертизы, которой, если верить генералу Шелепанову, еще не должно было быть, поскольку эту экспертизу еще только предстояло провести…

Долго сказка сказывается, — а в Следственном управлении МВД дело быстро делается. Раз-два, дзинь-дзинь, и нате вам! 28 декабря 2012 года, то есть, через неделю после исторической встречи с генералом, Привалову позвонил следователь Рубашкин и пригласил для ознакомления с результатами экспертизы. 29 декабря 2012 года окрыленный столь быстрой следственной реакцией Привалов сидел в кабинете Рубашкина и читал заключение эксперта № 12/3-6913 финансов–аналитической судебной экспертизы по уголовному делу № 324137. Читать Привалов умеет давно и читает неплохо. Но тут его глаза споткнулись о первые же строки Заключения: «Производство экспертизы начато в 12 ч 25 минут 15 октября 2012 года, окончено в 11 часов 35 минут 23 октября 2012 года». По всему выходило, что 21 декабря, когда генерал Шелепанов заверил Василия Александровича в том, что принесенные им документы будут переданы на экспертизу, — экспертиза уже два месяца как была проведена, а ее результаты были оформлены заключением. То есть, 21 декабря генерал Шелепанов обещал Привалову распорядиться насчет экспертизы, а 23 октября заключение этой экспертизы уже начало желтеть от старости. Иными словами, заключение экспертизы по распоряжению генерала появилось за два месяца… до распоряжения генерала! Этот временной кунштюк еще только предстоит разгадать, и всякие-разные параненормальные академики еще поломают над ним свои ученые головы. Но Привалов не академик, — и он сразу догадался, что его опять водят, пардон, за нос. Только теперь к сонму водящих добавился еще и генерал Шелепанов.

Тот самый, который раньше не давал свидания Магнитскому, а нынче так сильно занят, что ему недосуг даже слетать в Штаты.

То ли он украл, то ли у него украли…

В памятном заключении прошлогодней октябрьской экспертизы, назначенной самим же следствием, был сделан вывод, — в результате  сделки с НОУ МЭШ коллектив ССК-69 потерял 17 миллионов 648 тысяч 080 рублей. То есть, ССК-68 все-таки – пострадавшая сторона (которой, как мы помним, все-таки пришлось выплатить тем, от кого она пострадала, все те же 17648080 рублей). Это даже при том, что эксперт анализировал далеко не все документы по этому делу, включая уставы и договоры, и, таким образом, грубейшим образом нарушил правила проведения экспертизы. Но даже такая небрежная экспертиза показала, что ССК-68 действительно оказался на грани банкротства из-за, мягко говоря, подозрительных действий Андрея Цая и руководства НОУ МЭШ.

Еще первая экспертиза, также назначенная следствием и проведенная 10 января 2007 года, подтвердила, — документы, подписанные Андреем Цаем и руководителем НОУ МЭШ Юрием Шамиловым, имеют признаки организации преднамеренного банкротства, так как они были заведомо невыполнимы, и у «ССК-68» не было финансовой возможности вернуть эти средства в положенный срок.

Напомним, что ту, первую экспертизу, проводил первый заместитель председателя Комитета Москвы по делам о несостоятельности (банкротстве) Юрий Федоров. А вот вторая экспертиза — в октябре 2012 года, — проводилась уже Экспертно-криминалистическим центром ГУ МВД РФ по Москве. То есть, в этом случае полицейские эксперты, действуя по закону, могли доказать, что следователи неправы. Но эксперты не могли не знать, что полицейское начальство этих следователей в обиду не даст, ибо честь мундира превыше всего Могли они, эксперты, катить бочку на собственное начальство?

Задачей «полицейских» экспертов было опровергнуть или доказать правоту первой, «неполицейской» экспертизы. Но подтвердить правоту экспертизы Комитета по делам о несостоятельности значило подтвердить неправоту собственного начальства. И в этом случае появилось бы много вопросов, связанных с компетентностью, а возможно, и ангажированностью следствия по «делу Привалова». Но, поскольку у «полицейских» экспертов тоже имеется ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ, они составили весьма занятное экспертное заключение, отличное от выводов первой экспертизы. И интересного здесь немало.

В экспертном заключении МВД написано: «в результате подписания договоров займа и получения займа коэффициент абсолютной ликвидности «ССК-68» вырос на 10085 процентов по сравнению со значением коэффициента, рассчитанного на 31.03.2002 года». Но эксперты словно не заметили, что такой мощный коэффициент ликвидности был у «ССК-68» только на момент перечисления средств по договору займа на счет «ССК-68». А дальше эксперты уже в упор не видят, что эти деньги, полученные «ССК-68» на заведомо невыполнимых, кабальных для «ССК-68» условиях, сразу же были вложены в строительство объекта НОУ МЭШ. Но тогда выходит, что коэффициент ликвидности активов «ССК-68» не вырос, а упал на 10085  процентов!. Тем более, что сами эксперты тут же пишут, что «величина чистых активов «ССК-68» снизилась на 17648080 рублей, то есть, более чем в пять раз по сравнению со значением коэффициента, рассчитанного на 31.03.2002 года. Иными словами, почти 18 миллионов рублей – это все же не прибыль, а убыток «ССК-68», понесенный в результате реализации схемы достойнейших кандидатов на Шнобелевскую премию в области экономики, – Андрея Цая и Юрия Шамилова.

Василий Привалов пытался было указать на это несоответствие следователю Рубашкину.

— Это ваше мнение, — сказал следователь Рубашкин Привалову. – А наше мнение – другое

То есть, в действие опять вступило внутреннее убеждение, – экспертов, следователя Рубашкина и генерала Шелепанова. И когда Привалов доказывал генералу, что действия следователя Рубашкина объективно играют на руку мошенникам, а генерал обещал Привалову разобраться и помочь, — к тому времени и младенцу было понятно, что генерал своего следователя не сдаст. Даже если этот следователь будет откровенно подтасовывать факты, или, скажем, публично плеваться в прохожих из окна своего кабинета. А тут следователь всего-то чего-то там недоглядел, а потом в этом своем «недоглядстве» упорствует, — эка невидаль!

Следователю можно все!

И это восхищает.

Свой Рубашкин ближе к телу?

Еще раз повторим пройденное. Итак, 28 декабря 2012 года следователь Рубашкин подписал тринадцатое постановление о прекращении уголовного дела в отношении Андрея Цая. А 29 декабря следователь Рубашкин ознакомил Василия Привалова с результатами экспертизы от 23 октября, каковую экспертизу, по словам генерала Шелепанова, должны были провести никак не раньше 21 декабря, когда Шелепанов принимал Привалова, и, вроде, только после этого приема решил, что надо бы провести еще одну  экспертизу…

Запутано? Непонятно? А нам, например, все ясно. Ясно, что теперь, после тринадцати постановлений о прекращении уголовного дела, следствие уже не пойдет на попятный, — иначе ведь придется признать либо собственную профессиональную несостоятельность, либо какой-то, не к ночи будь сказано, особый интерес.

Напомним, что декабрьское постановление следователя Рубашкина о прекращении уголовного дела было ответом на тринадцатое постановление прокуратуры Москвы от 31 августа 2012 года,. подписанное и.о.прокурора Москвы, государственным советником юстиции 3 класса А.В.Козловым. В этом документе говорилось как раз об отмене постановления о прекращении уголовного дела № 324137. Прокурор писал: «Отменить постановление старшего следователя Рубашкина от 12 июня 2012 года о прекращении уголовного дела, возвратить уголовное дело на доследование руководителю следственного органа для установления срока дополнительного расследования и организации дальнейшего контроля за выполнением следственных действий». Там же и.о. прокурора Москвы отметил, что «доводы следствия о том, что между Цаем и Приваловым установились неприязненные отношения, в связи с чем устранить противоречия в их показаниях не представляется возможным, несостоятельны и не являются, в том числе, основанием для прекращения уголовного дела. Не дана юридическая оценка действиям Юрия Шамилова, в полном объеме не проверены доводы Привалова, в нарушение статьи 73 УПК РФ следователем выяснены не все обстоятельства совершенного преступления».

Прокуратура – надзорный орган, контролирующий соблюдение законности в стране. Но, видимо, Следственный комитет в понятие «страна» не входит. А иначе чем объяснить, что тринадцать прокурорских требований Следственному комитету – не указ? Чем оъяснить, что даже после такого письма из прокуратуры генерал Шелепанов продолжает твердить о правоте следователя Рубашкина?

Что, свой Рубашкин ближе к генеральскому телу, — и поэтому генерал Шелепанов готов прикрыть своего следователя собственным телом?

Нам не дано знать истинных отношений между отцами-командирами и рядовыми подполковниками-следователями в Следственном комитете МВД. Но мы уже догадываемся, что отношения эти построены на внутреннем убеждении в том, что есть «свои», и есть «чужие», и этим «чужим» «своих» сдавать негоже ни при каких обстоятельствах. Даже если эти «свои» и наделали уже массу огрехов, и действуют вовсе не по закону, а по одобряемым начальством ВНУТРЕННИМ УБЕЖДЕНИЯМ.

Простая схема

То, с чем столкнулся Привалов, работает по одной простой схеме.

Допустим, на человека на улице напали и ограбили его. Он идет в прокуратуру и говорит, что его ограбили.

— Да, говорит прокурор, — вас ограбили! Надо возбуждать уголовное дело, и наказать супостатов!

Ограбленный идет к следователю. Следователь назначает экспертизу. Экспертиза устанавливает, что ограбленный – ограблен. Следователю эта экспертиза не нравится, и следующая экспертиза делает уже правильный вывод: ограбленный – не ограблен.

— Вы не ограблены! – говорит следователь. – Уголовное дело надо закрыть.

И закрывает. И посылает свой отчет прокурору и ограбленному, который, судя по отчету, не ограблен. Прокурор — человек занятой, ему вникать в нюансы ограбления некогда, и он соглашается с выводами следователя. Но ограбленный-то знает, что он – ограбленный. И бежит в вышестоящую прокуратуру.

— Ба! – говорят в вышестоящей прокуратуре. – Да вы ограбленный!

И тут же пишут следователю – мол, дело закрыто незаконно, возбуждайте и расследуйте!

Возбужденное дело открывают. Возбужденный ограбленный бежит к следователю. А тот дает ему новую бумажку, где написано, что он – не ограбленный, поскольку ограбления не было. В лучшем случае, если следователь попадется вдумчивый и с хорошей фантазией, ограбленному сообщают, что это он сам заставил грабителя побить и ограбить себя. О чем направляется отчет в прокуратуру. Туда же бежит и ограбленный, который как бы неограбленный.

— Да нет, — возмущаются в прокуратуре. — Вы – ограбленный!

Ограбленный возвращается к следователю. Тот назначает экспертизу. Которая опять показывает, что ограбление было, но ограбленный, — не ограбленный. Или он все-таки ограбленный, но кем – неизвестно. Или его вообще никто не грабил, хотя он, конечно. ограбленный.  И так далее, и тому подобное, и даже совсем тому бесподобное….

Эта милая схема работает годами, а случается, и десятилетиями. Все зависит от толщины кожи следователя и персонального упорства ограбленного-неограбленного. Но самое интересное, — все это время занятым перепиской правоохранителям недосуг заниматься поисками и наказанием грабителей. И как-то так получается, что ограбленных у нас все больше, а грабителей – вообще нет!

Вместо эпилога

25 февраля Василий Привалов отправил жалобу на имя заместителя Генерального прокурора России, государственного советника юстиции 1-го класса В.В.Малиновского.

7 марта Привалову пришел из Генеральной прокуратуры, а его жалоба направлена для проверки прокурору Москвы. В письме Привалову за подписью старшего прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры РФ по Центральному федеральному округу А.Д.Кантемирова, Генеральная прокуратура указывает, — «с учетом неполного исследования ваших доводов, в том числе в Следственном департаменте МВД России, поручено организовать тщательную их проверку, в том числе законность принятого решения о прекращении уголовного дела». Заодно Привалову сообщили, что  «поручение Генпрокуратуры контролируется».

В конце марта Василий Привалов обратился в столичную прокуратуру с просьбой о приеме  у заместителя Прокурора Москвы.

Когда-то Владимир Путин сказал хорошие слова:

— Народ ждет справедливости!

И сегодня Василий Александрович ждет этой самой справедливости.

Дождется ли?

Вот в чем вопрос.

 

Илья СВИРИДОВ

 

Из письма Василия Привалова на имя заместителя Генерального прокурора России В.В.Малиновского. Здесь изложены все обстоятельства этого «долгоиграющего» дела, «не замеченные» профессионалами из Следственного комитета МВД. Может, теперь – заметят? 

Заместителю Генерального прокурора  Российской Федерации, Государственному советнику юстиции 1-го класса Малиновскому В.В.

От Ген. Директора ООО «ССК-68» Привалова В.А. (потерпевшая сторона

Жалоба

в порядке, предусмотренном главой 16 УПК РФ на действия

следователя Рубашкина В.И. по уголовному делу  № 324137

В производстве 5 отдела Следственной части ГСУ ГУ МВД России по г. Москве длительное время находилось  уголовное дело № 324137, возбужденное,       07 июня 2005 года, по моему заявлению, в отношении первого заместителя генерального директора ООО «СпецСтройКомплекс-68» Цая А.В., по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.201 УК РФ.

Предварительное следствие по уголовному делу № 324137 проводилось и проводится не надлежащим образом, предвзято, неоднократно приостанавливалось и прекращалось по надуманным основаниям, без выполнения всех необходимых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, растянулось на долгие 7 лет. Указания руководства Следственного Департамента МВД России и  прокуратуры г.Москвы не выполнялись и не выполняются. Контроль за расследованием уголовного дела со стороны Следственного Департамента МВД России и  прокуратуры г.Москвы осуществляется  формальный. ..

Исходя, из длительного срока расследования уголовного дела( а фактически не расследования уголовного дела), и  большого объема ложных и искаженных сведений внесенных старшим следователем по особо важным делам  5 отдела Следственной части ГСУ ГУ МВД России по г.Москве Рубашкиным В.И. в постановление о прекращении уголовного дела в отношении Цая А.В., действия Рубашкина В.И. необходимо квалифицировать, как служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, искажающих их действительное содержание, совершенные из иной личной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение прав  и законных интересов гражданина и организации (ООО «ССК-68»), то есть преступление, предусмотренное ч.2 ст.292 УК РФ.

В связи с изложенным считаю, что постановление о прекращении уголовного дела вынесенное, 28 декабря 2012 года, в отношении Цая А.В., старшим следователем по ОВД 5 отдела следственной части ГСУ ГУ МВД России по г.Москве Рубашкиным В.И. является незаконным и необоснованным, не соответствует фактически  установленным обстоятельствам дела, содержит ложные утверждения в интересах подозреваемого Цая А.В. и свидетеля Шамилова Ю.Х., нарушает мои права на защиту своих интересов  и интересов  ООО «ССК-68» от преступления, и подлежит отмене, —

 

ПРОШУ:

  1. Постановление о прекращении уголовного дела № 324137, в отношении Цая А.В., вынесенное, 28 декабря 2012 года, старшим следователем по ОВД  5 отдела следственной части ГСУ ГУ МВД России по г.Москве Рубашкиным В.И. отменить, установив срок дополнительного следствия.
  2. Производство предварительного следствия поручить следователям Следственного Комитета России по г. Москве, т.к. нам нанесён ущерб в особо крупном размере.
  3. Провести дополнительные следственные действия, направленные на закрепление собранных по делу доказательств…»
  • Декабрь 2017

    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
  • Подпишитесь на новости!

Вверх